Вход    Регистрация    Забыли пароль?

Интервью - Hard-Rock (№57 - Май 2000)

Интервью для Hard-Rock (№57 - Май 2000)
Автор:
Написал: maggot   Дата: 2008-03-26 09:52
Комментарии: (0) Рейтинг:

Hard-Rock (№57 - Май 2000)
HIM - Metal for girlies?
interview by Philippe Lageat

Valo - звезда в Финляндии и в Германии. Его ангельское лицо - на обложке каждого журнала, вне зависимости специализируется он на "тяжелой" музыке или нет. Препятствие? Во Франции "love metal" HIM, прекрасная смесь крови, смерти, "тяжести" и "готики", ни капли не депрессивная, все еще неизвестна. Однако, есть шанс, что этот "feminine rock", элегантный и чрезвычайно соблазнительный, мог бы здесь слишком легко выиграть ваши голоса. Итак, давайте без дальнейшей суматохи перейдем к представлениям ...

Hard-Rock: Несмотря на экстраординарный успех HIM достигнутый в Финляндии и в Германии, вы все еще остаетесь неизвестными во Франции. Ты можешь рассказать нам, как образовалась группа?

Valo: На самом деле это немного скучная история. Я знал басиста и гитариста целую вечность, мы играли вместе в куче групп перед тем, как организовали HIM. До того дня, когда мы решили продвинуться немного дальше и действительно упорно трудиться, чтобы cформировать группу, играя в которой, мы могли зарабатывать на жизнь. Это очень просто и скучно до смерти. Здесь нет никакого волшебства, ничто таинственное не стоит за всем этим. Просто три приятеля, играющие вместе. Остальное пришло к нам естественно и почти на уровне подсознания.

Hard-Rock: Какую музыку вы играли прежде?

Valo: О, всякую всячину. Я начал играть на басу, когда мне было 7, затем я начал играть на барабанах, и наконец на гитаре. С годами я пробовал все, от punk до reggae, через grindcore. Когда образовался HIM, мы звучали как группа 70х, почти retro, в духе Black Sabbath, и наш звук самоутверждался шаг за шагом. Мы не имели точного представления относительно направления, в котором мы бы хотели двигаться.

Hard-Rock: Ты часто настаиваешь на том, что HIM не является твоим сольным проектом.

Valo: Это правда. Очень важно быть окруженным истинными друзьями, когда ты играешь в группе. Нет ничего более отвратительного чем продолжительный тур с людьми, которых ты не переносишь и c которыми ты должен жить 24 часа в сутки. Мы действительно как братья. Другие члены группы - мои лучшие критики.

Hard-Rock: Но тем не менее ты остаешься образом группы...

Valo: Правильно, но так уж случилось, я это не планировал. Это произошло случайно: у нас было несколько фотографий для обложки первого альбома, одна или может две сессии самое большее, и мы выбрали снимок, на котором был я. То же самый и с Razorblade Romance. Это не было заранее обдумано. Я не говорил сам себе: "На обложке должен быть только один я и т.д. и т.д.". Те два снимка были классные, и точка.

Hard-Rock: HIM - демократичная группа?

Valo: В музыкальном смысле я бы так не сказал, так как я остаюсь главным композитором. Но эмоционально - да, мы - демократичная группа: каждый имеет право голоса, никто не задушен. Даже при том, что клавишник и барабанщик присоединились к группе только год назад и они все еще должны подтвердить себя как часть группы. Это всегда требует неопределенного количество времени.

Hard-Rock: Удивил ли тебя успех Greatest Lovesongs, Vol.666?

Valo: Да, конечно. И я все еще не могу привыкнуть к этому, даже сегодня. Было бы ложью отрицать, что успех это первичное побуждение, которое заставляет вас создать группу. Но трудно было представить, что он (успех) придет так быстро. Это было странное чувство. Как было сказано, успех не изменил меня. Я просто могу платить за квартиру каждый месяц, и это - наиболее значительная перемена. Но успех не вскружил наши головы. "Звездное позерство"? Нам это не интересно. Наша публика любит нас за то, что мы делаем, за нашу музыку, и наша аудитория состоит не только из истеричных подростков, пытающихся получить наши автографы.

Hard-Rock: Как бы ты описал вашу музыку?

Valo: Я бы сказал, что это "feminine rock". Комбинация сердца и яиц (здесь Вилле имеет ввиду гениталии - Прим. Key ;-), мягкого и тяжелого. Красавица и чудовище в некотором роде. Лучшее из этих двух миров. По крайней мере, это то, к чему мы пытаемся стремиться. Я начал играть музыку после того, как я открыл для себя Kiss. Что касается остальных, то мы слушаем много групп 70х: Black Sabbath, Led Zeppelin... Но у каждого из нас свои собственные вкусы. Что же касается меня, то я слушаю все, от Depeche Mode до Madonna. Не имеет значения кто это, если музыка хороша.

Hard-Rock: Это, между прочим, подтверждают два совершенно разных ковера с вашего первого альбома: "Wicked Game" by Chris Isaak и "Don't Fear The Reaper" by Blue Oyster Cult...

Valo: Почему бы нет? На первых альбомах таких великих групп как Stones и Led Zeppelin тоже были кавера. Мы следуем традициям рокнролла. В то время мы не имели достаточно собственного материала, и те две композиции, казалось, полностью нам подходили. "Don`t Fear The Reaper" всего навсего демо, которое мы записали еще до того, как попали в студию. Это было маленькое извращение, которое я позволил cебе. Я рос слушая эту песню снова и снова. Другим членам группы она не нравится. Это причина, по которой мы никогда не играли ее на концертах. Что касается "Wicked Game", то я выбрал ее потому, что она звучала для меня как гимн, как мрачная и отчаянная любовная песня.

Hard-Rock: Почему вы решили поместить "Wicked Game" на вашем новом альбоме? Одного раза было не достаточно?

Valo: Это все из-за тех английских ублюдков! Альбом, который есть у вас - не тот, который был выпущен в Финляндии и в Германии. Наш английский лэйбл потребовал, чтобы этот трек с первого альбома (который не был выпущен в то время в Англии) был добавлен к Razorblade Romance. Вероятно, чтобы затронуть большее количество людей благодаря каверу. Вопрос денег меня вообще не интересует!

Hard-rock: Razorblade Romance появился в продаже начиная с января, почему же он был выпущен во Франции только сейчас?

Valo: He имею ни малейшего представления. Спросите тех засранцев из звукозаписывающих компаний, которые не умеют работать. BMG во Франции отказалась распространять наш первый альбом. Типа, он неинтересный. Но когда они услышали что "Join Me" cтал хитом, они внезапно проснулись и попросились работать с нашим новым альбомом. Еще один вопрос денег. С ними музыка всегда будет на втором месте.

Hard-Rock: Разве это не расстраивает?

Valo: Да, иногда бывает. Поскольку ты должен дискутировать, спорить, наконец, пытаться убедить. Так только здесь, в Финляндии, где у нас есть шанс работать с приятными и компетентными людьми. Мы не были бы там, где мы есть, без них. Парень, который устроил нам контракт с BMG в Финляндии - cам музыкант. Он стал довольно известным здесь с одной из его групп. Он понимает нас. Деньги не являются тем, что волнует его в первую очередь. Что для него важно, так это внутреннее качество групп, которых он подписывает.

Hard-Rock: Ваш второй альбом спродюссировал John Fryer (Nine Inch Nails, Depeche Mode, White Zombie...) Важная замена?

Valo: Да. Джон стал другом в этом отношении. Я боялся, что он привнесет дух электроники, что он заставит нас использовать секвенсоры и т.д., но напротив, он оказался очень рокнролльным продюсером и придал альбому очень органичный саунд, человеческий, не искусственный. Я надеюсь, что он согласится работать с нами над третьим альбомом, который должен быть выпущен в начале 2001. У нас уже есть 8 песен, смесь Elvis, Jane's Addiction and Black Sabbath. Более меланхоличные, более грустные и красивые чем то, что мы когда-либо делали до настоящего времени. Но это все равно остается роком.

Hard-Rock: Ты упомянул Kiss и Blue Oyster Cult как влияния. Ты бы сказал о себе, что ты "metal guy"?

Valo: Я предпочел бы сказать, что я "rock guy" или "hard-rock guy"! Я не соотношу себя с термином "metal". Длинные волосы, кожа с заклепками - я оставляю это для других. Я определенно не металлист.

Перевод выполнила Key