Вход    Регистрация    Забыли пароль?

Интервью - "Razorblade Romance"

Revolver (10/2004)
Автор:
Написал: maggot   Дата: 2008-03-26 10:33
Комментарии: (0)   Рейтинг:

Revolver (10/2004)
"Razorblade Romance"

Говард Джонс из группы "Killswitch Engage", встретился и взял интервью у фронтмена HIM Вилле Вало и пролил немного света на то, что делает эта финская группа и на их странный коктейль "Love Metal". В хард-роке появляется ещё одно направление.

Говарда Джонса здесь и в помине быть не должно. Завтра ночью у его группы "Killswitch Engage" начинается летнее турне в поддержку нового альбома "End Of Heartache (Roadrunner)", его открывает шоу в одном из клубов в Мичигане. Но сегодня накачанный и симпатичный фронтмен "Killswitch" за тысячу миль от этого места, он едет в один из отелей Сан-Франциско. Почему? Потому что Джонс просто не мог упустить шанс увидеть свою самую любимую группу в мире, финских рокеров HIM.
Кто - или что - H.I.M? Ответим кратко: они квинтет, образовавшийся в Хельсинки, чьё мрачное и мелодичное направление Хард Рока превратило их в европейских суперзвёзд и образовало хоть и небольшой, но неистово-безумный культ HIM в США - и вот один из их альбомов "Razorblade Romance", выпущенный в Европе в 2000 году, наконец-то появился в Штатах. На самом деле большинство американцев, которые раньше и слыхом не слыхивали о HIM, скорее всего, узнали о них от скейтера Бама Маргеры и его Mtv-шоу "Viva La Bam". Маргера, неистовый поклонник HIM, не только обклеил свою комнату их плакатами, он и как Джонс - с гордостью демонстрирует татуировку с эмблемой группы хертаграммой; к тому же, как всем известно, он ещё и срежиссировал четыре клипа группы, включая новый на кавер песни Нила Даймонда "Solitary Man".
Но хоть старания Маргеры и помогли Америке в какой-то степени познакомиться с HIM, группа - состоящая из вокалиста Вилле Вало, ударника Гаса Липстика, клавишника Эмерсона Бартона, басиста Миджа Амура и гитариста Линде Лейзера - и сама вполне способна завоевать себе новых поклонников, спасибо большое. Их пять альбомов - "Greatest Lovesongs Vol.666" (1997), "Razorblade Romance" (2000), "Deep Shadows And Brilliants Highlights" (2002), "Love Metal" (2003) и новый сборник лучших хитов "And Love Sayd No" - наполнены меланхоличными мелодиями и холодно-ироничной лирикой и исполнены очаровывающим голосом Вало. В музыкальном плане группа сочетает в себе готику - "Sisters Of Mercy" и "Type O Negative" - с классическим роком - страданием Эллиса Купера под бутылку вина, не забудем добавить к этому мистицизм и коммерческую хватку, как пример песни - "The Sacrament", "Join Me In Death" и "Your Sweet 666".
Теперь, когда их Love Metal'ом покорено большинство чартов Европы (а "Solitary Man" вообще закинул группу на первые места британской 10-ки), HIM решили наступать своими синглами и на чарты Америки. Этой ночью у HIM первый, в их двухнедельном турне по США, концерт в "Slim" в Сан-Франциско; они надеются познакомить публику с новым альбомом и устроить в будущем году ещё более масштабный тур. Но сейчас у Вилле встреча с Revolver. А когда мы узнали, что и Говард Джонс тоже приедет в город, то подумали, а почему бы и его не подключить к нашему интервью?

"Убойные песни можно сыграть и на акустической гитаре где-нибудь в походе, когда все бросают работу и собираются вокруг костра" - Вилле Вало.
Говард, всем известно, что ты большой поклонник HIM. Как ты "познакомился" с ними?
Говард Джонс: Мне кажется, это случилось, когда мы в первый раз отправились в турне по Европе. Возможно, до этого момента я и слышал одну или две их песни, а когда двое парней из нашей группы купили себе их диск, а ведь раньше я уже слышал их песни, то я и пропёрся HIM.
Что делает музыку HIM такой заразительной?
Джонс: Я бы сказал, что это просто хорошо сочинённые песни. Такое впечатление, что на их альбомах никогда не бывает плохих песен.
Вилле Вало: (складывая молельно руки) Ардж! (это он вероятно скорчил очередную свою гримасу) Спасибо Господи, что у людей такой плохой вкус! (Смеётся)
Джонс: Как тебя все находят в Финляндии?
Вало: Мы работаем в таком бизнесе, где, на сегодняшний день, полно всякого репортёрского дерьма, типа папарацци, которых я терпеть не могу. Мне нравится жить в спокойствии, но это невозможно. Мне нравится иметь возможность просто сходить утром в магазин и купить там рулон туалетной бумаги без группы детей вокруг, которые просят мой автограф. (Смеётся)
Джонс: Ага, я был в Германии и видел кое-что. Смотрю я, значит, телевизор и вижу рекламу сборника, на котором собраны все суперзвёзды Современности - к примеру, Snoop Dog, Бритни Спирз - и HIM! (Смеётся) Я в осадок выпал: "Да вы чё, ребята!"
Вало: в 2000 году, когда "Join Me In Death" была супер-хитом, появлялось множество неофициальных сборников со всем этим поп-дерьмом! Было так смешно. Многие их покупали, а большинство подростков и понятия не имели, что кроме этого отстойного Mtv-ишного поп-дерьма, есть и какая-то другая музыка, так что, в принципе, было даже хорошо, что мы хоть как-то могли просветить их, пробившись через эту стену дерьма.
Джонс: Видишь? Хорошо сочинённые песни.
Вало: (явно раздражаясь) Я понятия не имею, что это! И не хочу начинать разбираться в этом, потому что, боюсь, в конце концов, дело дойдёт до мистицизма.
Джонс: Ну, тогда позволь это сделать мне. (Смеётся) У вас, парни, очень мелодичные песни. Начинаешь напевать припев, и он застревает в голове Бог знает на сколько.
Вало: Ну да, ничего такие мелодии. Сегодня кажется, что это металл, завтра - это ретро, как Jet, а людям, любящим что потяжелее кажется, что это жесткач, конечно, если они не вслушиваются в лирику. Но лично я люблю мелодии, которые рождаются в голове во время написания лирики - я большой поклонник Cat Stevens и Neil Young и вообще людей вроде них. Но с другой стороны, мне нравится слушать Bon Scott'а из AC/DC, делать его дело. Такая адская смесь: всё вместе.

В Европе вы такие же популярные, как и в Финляндии?
Вало: В каждой стране абсолютно по-разному. К примеру, первое время в Польше мы выступали перед 5000 девчонок, которым ещё и 15 не было. (Смеётся) А когда мы приехали в Италию, то там были сплошь нормальные мрачные готы, такие жуткие люди с клыками и всяким таким. Здесь в США публика очень разная. Тут тебе и скейтеры, наверно из-за Бама, и рок-н-ролльщики, и готы, и к тому же более взрослые люди - вот это клёво.
Джонс: Наверное, тебя уже миллион раз об этом спрашивали, но всё-таки, как ты познакомился с Бамом?
Вало: Ну, в 2000 году Бам приезжал в Финляндию, чтобы записать скейтер-демо и купил "Razorblade", из-за того, что повсюду видел только эти розовые обложки. Он просто влюбился в него и прилетел из Филадельфии в Лондон только ради того, чтобы увидеть, как мы отыграем наш первый концерт в Англии. Этот придурок как из-под земли вырос - прошёл за кулисы, сказав: "Я с Mtv", а наш менеджер такой: "Ага, проходи!" (Смеётся) Мы ничего о нём не знали. Только подумали: "Опа, а вот и ещё один ублюдок, который выпивает по четыре пива за раз!" Но мы всё-таки с ним подружились - в следующий раз он приезжал в Финляндию, и я был его личным гидом по Хельсинки, показывал ему рестораны и другие местечки. Затем он начал режиссировать наши клип и сейчас уже сделал для нас четыре.
Теперь, когда Бам срежиссировал клип на вашу кавер-версию песни Нила Даймонда "Solitary Man" мы убедились в любви HIM к каверам. Вы уже сделали каверы на "Wicked Game" Криса Айзека, "Rebel Yell" Билли Идола…
Вало: Мы сделали несколько, да. Мы сделали блюз-версию культовой песни "(Don't Fear) The Reaper", кавер на песню Мадонны "Live To Tell", на песню Ронни Эриксона "Don't Shake Me Lucifer".
Джонс: А вы разве не исполняли другие песни Мадонны на концертах?
Вало: Ну, мы сделали ещё один кавер и на "Frozen", но только в акустическом варианте. (Смеётся) Это великолепная песня! По мне так, я всегда был поклонником хороших песен, хороших мелодий. Если это хорошая песня, то какое имеет значение, кто её исполняет - убойные песни можно сыграть и на акустической гитаре где-нибудь в походе, когда все бросают работу и собираются вокруг костра.
"Фанатичные" вот то слово, которым можно охарактеризовать большинство фанатов HIM - они знают все ваши тексты и песни и коллекционируют всё, что только смогут о вас найти. У некоторых, как у Говарда, даже есть татуировка в виде хертаграммы.
Вало: Это что-то удивительное, потому что я поклонник многих групп, но всё равно собираю все творения, таких групп, как "Black Sabbath" , или "Fields Of The Nephilim", или "Type O Negative". Но сегодня развелось так много всяких групп, которым можно отдать своё предпочтение, вместе с теми, которые действительно чего-то стоят. И я не знаю, лучше ли мы, чем они, возможно, просто удачливей - но всё-таки мне кажется, что большинство молодёжи вникает в наши тексты и более того, им действительно нравится понимать и "пропускать" их через себя.
Это потому, что ты склоняешь к буквальности в своей лирике?
Вало: Ну, я думаю, это скучно. К примеру, "Sabbra Cadabra" Black Sabbath - у меня никогда не возникало этой грёбаной идеи понять, о чём писал этот старикашка, да я и не хочу знать! (Смеётся) Я же не рос в англоговорящей семье, поэтому мне нравится звучание и вид однозначных слов.

"Есть много молодых музыкантов, которые полагают, что первый шаг к успеху в мире музыке - научиться, как подводить глаза", - Вало.
Входит ли в ваши дальнейшие планы переиздание каких-нибудь других альбомов на территории США?
Вало: Ну конечно, было бы просто великолепно, если бы они все смогли здесь выйти по разумной цене, но как музыкантов нас больше интересует движение вперед, нежели назад. У нас некоторые проблемы с рекорд-компанией, выпускающей нас в Европе BMG/RCA. В Европе возникает такое ощущение, будто бы там полно возможностей работать в хард- или альтернатив-стиле, но на самом деле это далеко не так, их интересуют исполнители вроде Уитни Хьюстон и ей подобных. Рекорд-компания никогда не хотела выпускать наши альбомы здесь, для нас это было огромным разочарованием.
Как же получился релиз "Razorblade Romance" в США?
Вало: В далёком 2000 году мы повстречались с Джимми Попом (The Bloodhound Gang) и заполучили себе хорошего друга. Он затащил нас в Universal и настолько полюбил "Razorblade Romance", что захотел выпустить его здесь. Так что это всё его вина. (Смеётся) "Love Metal" был последним альбомом BMG в Европе, а сейчас, когда мы в "10-ке синглов" Англии, а наш альбом №1 по всей Европе, наше мнение играет большую роль, так что теперь мы можем совершать сделки с людьми из рекорд-компании. Главное условие - согласовать по времени все наши последующие релизы по всему миру. Мы хотим сделать одновременный релиз и в Англии, и в Америке, и в Европе, и в Азии. (Вот интересно, к какой категории Вилле относит Россию?)
Джонс: У вас очень завидное положение: на ваши выступления в крупных городах приходят, по крайней мере, с дюжину представителей различных лейблов. Но сейчас у меня такое чувство, будто бы мне наплевали в душу, ведь пока ещё в Америке вы - мой "маленький секрет", у меня такое чувство, будто я теряю лучшего друга! (Смеётся)
Вало: Оу! Мы выпустим эксклюзивную версию нашего следующего альбома специально для тебя! (Смеётся) Я знаю, что ты чувствуешь, потому что я и сам фанат. Я ненавижу, когда у меня отнимают мои "маленькие секреты", кем бы эта группа ни была. Но всегда есть исключения из правил. Как Black Sabbath - были любимы миллионами и миллионами, но никто никогда не обвинял их в продажности. Они всегда были "секретом" каждого и для каждого становились чем-то особенным, будучи лишь раз услышанными, хоть я и думаю, что у каждого свой вкус и взгляды относительно них. И я думаю, что именно такой должна быть хорошая группа.
Джонс: А в турне с вами когда-нибудь случалось что-нибудь отвратительное?
Вало: Эм… Мы довольно хорошо себя ведём. Что ты понимаешь под словом "Отвратительно"? Я ж не пердеть буду? (Смеётся) Говард, а ты совершал что-нибудь такое?
Джонс: (Смеётся) О Господи, нет. Я всегда был очень скучным человеком.
Вало: Знаешь, многие молодые группы учатся на ошибках своих кумиров. Читая о Black Sabbath, The Doors, Led Zeppelin и обо всех таких, я убедился, что лучше сконцентрироваться на музыке, чем быть таким же сумасшедшим, как они, потому что так ты просто просрёшь то, что делаешь. Я встречал группы, которые начали заниматься музыкой ради денег, женщин или таких ненужных вещей, как машины или наркотики. Но я начал заниматься музыкой так рано, что тогда просто ничего не знал ни о наркотиках, ни о женщинах, ни о машинах. Я стал этим заниматься, потому что увидел Джина Симмонса, а у него на выступлениях были кровь, огонь и безумие.
Джонс: Ага, и я всегда в школе много пел, собрал группу и осуществил свою мечту. Я сделал это так давно и был так молод - сразу становится ясно, что сделал я это из-за любви к музыке. (Смеётся)
Вало: Есть много молодых музыкантов, которые полагают, что первый шаг к успеху в мире музыки - научится подводить глаза. Да это дерьмо! Я подвожу глаза, потому что так делали Оззи Озборн и Марк Балан - это мой трибьют им. Я носил цилиндр - и это был мой трибьют Turbonegro и Эллису Куперу, таким образом, я впитал всё самое лучшее от своих кумиров, и я никогда не требовал, чего-то особенного от того, что мы делаем, как группа.
Вилле, как ты определяешь концепцию "Love Metal"?
Джонс: Ты считаешь, что это не просто название альбома - что же ты можешь окрестить "Love Metal"? Как можно описать вашу музыку?
Вало: (Краснея и улыбаясь) Ну, когда в далёком 1997 году мы выпустили свой первый альбом в Финляндии, то тогда никто не знал, к какому стилю нас отнести. Мы никогда не хотели быть айсбергом в море готик-металла, потому что мы делаем более позитивную музыку, рок-н-ролл. Все говорили, что это black-металл, death-металл, но что бы это ни было, мы считаем так: " Мир всем! Мир тем, кто не любит металл и мир тем, кто живёт ради него". Да поймут металлисты, что обложка "Love Metal" - это трибьют альбому "Black Metal" Venom - по крайней мере, дизайн одинаковый. Мы просто играем в этом жанре, вот и всё. А если вы спросите о музыке, то я отвечу, что мы немного более сентиментальные, немного более чувственные, немного более эмоциональные и мелодичные, чем большинство металл-групп. Мы дружим со своей душой, которой у большинства металл-групп вообще нет! (Смеётся)