Вход    Регистрация    Забыли пароль?

Интервью - HIM - Мы Любим Black Sabbath

MetalShock 2007
Автор:
Написал: maggot   Дата: 2008-03-26 10:43
Комментарии: (0) Рейтинг:

HIM - Мы Любим Black Sabbath
MetalShock /2007/

ХИМ - Его Инфернальное Величество. И тем не менее два участника ХИМ, сидящие напротив меня дождливым днем в конце сентября, не кажутся зловещими: певец Вилле Вало и басист Миге Амур (его настоящее имя Микко Хенрик Джулиус Паананен - не кажется ли вам, что оно не совсем финское?) приехали в Италию для промоушена нового альбома группы Venus Doom. Они тихо сидят за столом, пьют воду и лимонад, курят и отвечают на мои вопросы. Итак, в них нет ничего дьявольского, но они чертовски интеллигентны: очень редко мне встречались артисты, способные цитировать Вольтера, Данте и Библию и умеющие вовремя посмеяться над собой. Но Вилле Вало именно такой: гораздо более доброжелательно настроенный, чем можно себе представить, всегда готовый посмеяться (вот только жаль, что юмор у него финский) и поговорить о своей страсти к экстремальному металлу. Миге тем временем чего-то рисует на бумаге и открывает рот только для того, чтобы сделать какое-нибудь дополнение. Полагаю, ХИМ, хотя бы в области металла, известны каждому как изобретатели «лав метал» со всеми вытекающими (обвинениями в коммерции, в том, что их слушают только подростки и готы, и т.п.) Тут мы рискуем отойти от сути – от музыки. Об этом у каждого есть свое мнение, но я думаю, что музыка – самая удивительная составляющая нового альбома группы, поскольку атмосфера изменилась, и влияние Black Sabbath слышится неожиданно и отчетливо. Вот как раз с этого и начнем... давайте поговорим о музыке наконец!

MS: Venus Doom знаменует явные перемены в музыке, крен в сторону дума, явно в стиле Black Sabbath. Как вы думаете, ваши фэны готовы к такому альбому?
Mige': Главное, что мы были готовы.
Ville: Мы определенно выросли, либо как группа, либо как люди, поэтому для нас не представляется возможным продолжать сочинять песни в том же ключе, как мы делали это во времена Razorblade Romance. Многие наши фаны выросли вместе с нами, так что они примут этот наш новый шаг в сторону возмужания как естественный процесс развития. Те же, кто, возможно, слушают нас недавно... Я не знаю, как они воспримут диск. Это будет хорошая проверка, в ходе которой выяснится, насколько глубоко мы им интересны.

MS: Как вы думаете, возможно ли, что ваш новый альбом оценят сорокалетние давние поклонники Black Sabbath?
Mige': Мы выясним это в туре. Было бы здорово, если бы после шоу к нам подошел чувак лет этак пятидесяти, весь в нашивках Meat Loaf и Lizzy Borden и сказал, что наш концерт вернул его на тридцать лет назад, во времена Black Sabbath...
Ville: Мы приближаемся к тому периоду жизни, который многие называют «кризисом среднего возраста», когда вы возвращаетесь назад во времени к тому, чем увлекались будучи подростком, надеясь испытать те же чувства. Для нас это значит слушать Black Sabbath. Мы слушали Sabbath снова и снова перед тем, как засесть в студии для записи Venus Doom, и результат налицо. Вообще-то мы и не думали воссоздавать их звук, но мы несомненно вдохновлены ими, но в то же время имеем собственный настрой и специфическое звучание.

MS: Я помню, на вашем последнем итальянском концерте, ближе к концу, Вилле завел что-то наподобие мантры, побуждая публику повторять "Black Sabbath", в то время как группа играла дум-джем-сейшн. Публика была озадачена; кажется, многие даже не знали, кто такие Black Sabbath...
Ville: Ничего страшного, если этот эксперимент завершился неудачей. Возможно, во всем клубе, заполненном до отказа, только 200 человек знали кто такие Black Sabbath и оценили концовку. Возможно, еще 200 пришли домой и стали искать информацию о банде, которую я упомянул, открывая группу, которая, по моему мнению, изменила историю металла. Факт то, что если я достиг цели, показав кому-то что существует другая хорошая музыка, несмотря на то, что сочинена она была тридцать лет назад и этой группы больше нет в чартах... что же, я бы сказал, что моя миссия выполнена!

MS: И еще касательно твоих музыкальных предпочтений: я помню, последней весной на одном английском фестивале вы играли кавер на песню Napalm Death "You Suffer", и их фанам это, кажется, не понравилось...
Ville: Здесь все дело в наличии или отсутствии чувства юмора. "You Suffer" – песня, которая длится 20 секунд, если бы я не объявил ее как кавер на Napalm Death, никто бы этого и не заметил. Но мы большие поклонники этой группы и нам хотелось воздать им почести на их родине, в Бирмингеме.

MS: Давайте поговорим об альбоме. Прежде всего: я знаю, что «кусочек» альбома можно было услышать уже в конце июля на саундтреке к «Трансформерам», где была представлена Passions Killing Floor. Но скажите честно: вы правда думаете, что это было правильное место и правильный фильм для релиза вашей песни?
Mige': Ну, нас не слишком заботит то, где появляются наши песни, мы заинтересованы в охвате как можно большего количества людей. Нам сказали, что «Трансформеры» будут блокбастером, так что мы дали свое согласие на использование нашей новой песни в этом саундтреке, вот и все.

MS: Тогда признавайтесь: когда вы были детьми, вы любили играть в Трансформеров?
Ville: Нет, я никогда не играл с «Трансформерами». Я всегда предпочитал модельки из «Звездных войн»: у меня была куча игрушек оттуда, даже выпущенных ограниченным тиражом...

MS: Святые исподники! Ты их выбросил? Знаешь, если бы ты выставил их на E-bay, то вернул бы кучу денег!
Ville: И не говори! Я выкинул их много лет назад, задолго до того, как появился E-bay. Но я ужасно сожалею, что избавился от них!

MS: Название альбома – Venus Doom – какие образы оно должно вызывать?
Ville: Если это все еще не понятно – мы огромные фанаты дум-метал, и на этот раз мы решили отдать должное целому музыкальному направлению не только нашей музыкой, но также и названием альбома. Венера... ну, первая мысль, которая пришла к нам в головы, была о планете Венере, поскольку мы все поклонники научной фантастики, но вы можете думать и о богине красоты, или о болезнях определенного рода...

MS: Сразу заметно, что вы намного меньше используете клавишных. Что думает об этом ваш клавишник Бартон?
Ville: В группе у нас демократия, и мы никогда не навязываем ему, чтобы он играл поменьше, нам просто хотелось, чтобы этот альбом был более прямолинейным и жестким, как пощечина. Но клавишные партии все равно присутствуют, Бартону все еще находится применение, не беспокойтесь!
Mige': Думаю, Бартон по достоинству оценил отсутствие тяжелых нагрузок в ходе работы над этим альбомом, поскольку у него только что родился ребенок, и он мог проводить больше времени с семьей. Мы записывали альбом в Финляндии (вместо США, как было с предыдущим альбомом), как раз чтобы он мог быть поближе к дому.

MS: Говорят, вы решили включить в альбом только девять песен будучи под впечатлением от «Ада» Данте. Правда?
Ville: Ну... не совсем. Просто кто-то сказал, комментируя наш альбом, что на нем «всего лишь» девять песен. Поначалу я отвечал, что качество важнее количества (тем более, что одна из песен длится более 10 минут), а потом я заметил это совпадение, потому что как раз в то время читал «Ад» Данте, и цифра 9 попадалась довольно часто...

MS: А ты читал потом «Чистилище» и «Рай», или же остановился на самой захватывающей части «Божественной комедии»?
Ville: Честно говоря, я все еще не закончил «Ад». Я прочитал бОльшую часть, но не все, потому что это ужасно трудно для понимания - гораздо труднее, чем Библия! Я читал Ветхий Завет – просто чтобы понять, что христиане находят в этой книге, но нашел ее слишком скучной и тоже не дочитал!

MS: Судя по названиям песен, можно подумать, что смерть – основная идея альбома.
Ville: Ну, в doom'е и лирика должна быть глубокая и тяжелая. Мы можем, конечно, петь и о том, как чудесно покупать мороженое в субботний полдень и пялиться на девчонок... Я вырос на сольниках Оззи Осборна, а там очень глубокие тексты о саморазрушении. Музыка – мой способ разрядки, весь свой негатив я вкладываю в песни. Если альбом мрачен, это означает, что записав его, я стал счастливее и могу улыбаться. А если я ничего не записываю, когда расстроен, то ставлю альбом Carcass, чтобы выпустить пар.

MS: Мрачная атмосфера альбома основана также на печальных вещах, случившихся с тобой: самоубийство друга. Могу я спросить твое личное мнение о самоубийстве, отвлеченно от этого трагического случая?
Ville: Если не ошибаюсь, Вольтер сказал, что самоубийство – единственный акт абсолютной свободы, дозволенный человеку. Это эгоистичный поступок, посредством которого каждый может распорядиться своей жизнью, в то время как любое другое решение будет зависеть от многих внешних факторов. У меня нет никакого «мнения» о самоубийстве и я не сужу тех, кто его совершил. Конечно, те, кто остались, сталкиваются лицом к лицу с последствиями, и им тяжело, но застрелиться или шагнуть с крыши тоже непросто. Скорее нужно говорить не о самом самоубийстве, а о причинах, приведших к такому экстремальному поступку. На свете есть люди, у которых нет ничего: им некому помочь, у них нет друзей, нет дома... и тем не менее они находят силы жить и даже улыбаться время от времени. В то же время есть люди, у которых есть все: деньги, женщины, работа, и все же они лезут в петлю. Почему? Думаю, эти ответы слишком сложны для нас, это слишком завораживающе для человеческого сознания. Лично я могу сказать, что, как наверное и все мы, когда-то я думал о том, чтобы покончить со всем. Но в конце концов я нашел внутри силы, необходимые для того, чтобы жить, несмотря на тех, кто меня презирал. Я не сдался, не наложил на себя руки, и вот уже много лет не помышляю о суициде.

MS: И все же считается, что ваши фаны – это юные готы, заигрывающие со смертью... или я не прав?
Ville: В конце концов, кто из нас не думал о смерти, по крайней мере в юности? По-моему, думать о самоубийстве, даже представлять собственные похороны – это вполне позитивная деятельность, в том смысле, что это занимает все ваши мысли, и когда представляешь себе церемонию, становится почти смешно, таким образом внимание отвлекается от мрачных мыслей, толкающих на самоубийство. Если говорить об отношениях между ХИМ и депрессивными фанатами – что ж, большинство писем, которые я получаю, содержит благодарности и рассказы о том, как наша музыка помогла им в трудное время, как они поняли, что не одиноки, и так далее. Я думаю, в этом сила музыки: она помогает осознать, что есть люди, такие же как и ты. Может, наши фаны и впадают в печаль время от времени, но я всегда получаю позитивные письма, и в них нет речи о суициде.

MS: Ваших фанов можно узнать по их коже; на вашем сайте проходил конкурс на лучшую татуировку с изображением хартаграммы, вашего символа. Какого это – знать, что вы пометили тысячи людей своим знаком?
Mige': Это очень приятное чувство.
Ville: Да, положительная вещь. Это усиливает чувство принадлежности группе. У нас тоже есть тату с хартаграммами, и это объединяет нас с фанами еще глубже вдобавок к тому, о чем я говорил только что: о помощи посредством музыки.

MS: Раз уж мы заговорили о собственных похоронах... Завершу свое интервью вопросом о том, каковы будут ваши?
Ville: Миленький вопрос. Я представляю их себе как грандиозную пьянку, но пирожные будут полный отстой!
Mige': Знаете, давненько я об этом не думал... Не помню, как я их себе представлял. Но я кое-что понял о похоронах: это просто гулянка, о которой тебе не нужно беспокоиться! Пускай другие решают, че там и как, как там с пирожными, но я надеюсь, мои будут получше чем у Вилле!

За перевод спасибо Analgin-km